«Минск-1» четыре года спустя – мнения депутатов ОДСД

Изображение-тизер
«Минск-1» четыре года спустя – мнения депутатов ОДСД

За прошедшие четыре года ни один пункт Минских соглашений полностью выполнен так и не был. Несмотря на то, что полномасштабные боевые действие завершились, локальные боестолкновения и регулярные артобстрелы не прекращаются и поныне.

Депутаты НС ДНР Владислав Бердичевский и Мирослав Руденко поделились своей точкой зрения относительно Минских соглашений.


По словам Владислава Бердичевского, Минские соглашения необходимо переформатировать.

«Все уже давно прекрасно понимают, что они не работают и выполнить их Украина не в состоянии. Невозможно даже теоретически себе представить, как может Донбасс жить в составе Украины после всех произошедших событий и смертей. У Республики есть выстроенная вертикаль власти, все государственные структуры, признанные РФ документы, работает по новым логистическим схемам промышленность. Все эти договоренности с террористами давно пора прекращать, украинцы не выполняют даже пункты безопасности, не говоря уже о политико-экономической составляющей, которая должна была быть исполнена еще в 2015 году», — сказал депутат.

По мнению депутата НС ДНР Мирослава Руденко, Минские соглашения следует рассматривать двояко.

«Минские соглашения необходимо рассматривать как модель политико-дипломатического урегулирования вооруженного конфликта, и одновременно, как некий переговорный формат, дипломатическую площадку.

Следует сразу оговориться, что изначально Минские соглашения рассматривались как некий компромиссный вариант обеими сторонами, и обе стороны соглашались с тем, что МС отнюдь не во всем устраивают внутреннюю аудиторию.

Теперь рассмотрим МС с точки зрения республик Донбасса. Кто-бы что ни говорил, но Минские соглашения стали документом, в котором на международном уровне, особенно после поддержки «Минска-2» резолюцией Совбеза ООН, состоялось фактическое признание политической субъектности народных республик, пусть и с известными оговорками на счет «особого статуса отдельных районов». Даже называющая во внутренней риторике республики «террористическими организациями» постмайданная Украина была вынуждена сесть за стол переговоров с представителями Донбасса, хотя, как известно, с террористами никаких переговоров в мировой практике не ведут и модели политического урегулирования конфликта не прорабатывают.

В конце концов, отсылка именно к МС стоит в преамбуле знаменитого указа Президента РФ Путина о признании паспортов, свидетельств о рождении, прав, аттестатов и дипломов о высшем образовании ДНР и ЛНР (всего около 30 видов документов), что является на сегодняшний день наиболее ярким подтверждением фактического признания республик.

Также МС способствовали периодическому снижению градуса вооруженного противостояния (достаточно вспомнить лето 2014 или зиму 2015 и сравнить это время с летом 2018) и серии обменов военнопленными.

На этом положительные стороны МС в целом заканчиваются. Следует отметить, что по вине киевского режима с осени 2014 гола остается замороженной ключевая политическая часть МС, без которой невозможно дальнейшее движение по треку мирного урегулирования. После теракта против Главы ДНР Захарченко, одного из подписантов МС, можно солидаризироваться с мнением целого ряда российских политиков и экспертов, что этим действием бандеровская Украина фактически обнуляет смысл «Минска» – и как модели политико-дипломатического урегулирования, и как переговорной площадки. Но поскольку это вопрос крайней важности, и на мировой арене неоднократно подчеркивалась «безальтернативность» данных соглашений (в том числе первыми  руководителями РФ – единственного крупного государства, оказывающего всестороннюю поддержку республикам Донбасса), окончательное решение по данному вопросу должно приниматься с учетом мнения обладающих всей полнотой информации полномочных  представителей на переговорах в Минске от ДНР и ЛНР», — считает депутат.