СБУ против ДНР: история конфликта от Мирослава Руденко. Часть 1

12 апреля 2018
14:24
Изображение-тизер
Руденко

С середины февраля 2014г., в ответ на события в Киеве в Донецке и области значительно выросла общественная активность. Началась стихийная самоорганизация населения.

«Регионалы», пытаясь контролировать и направлять в нужное русло самоорганизацию населения, негласно содействовали созданию ряда групп в социальных сетях. Также создавались общественные инициативы соответствующей направленности, примерами которых являются организации «Оборона Донецка», «Восточный фронт» и др.

Общественное возмущение переросло в открытое народное восстание против признания итогов государственного переворота, начавшееся в Донецке 1 марта 2014 г. Лидером первого этапа восстания стал Павел Губарев. Это было формализовано его публичным избранием с помощью процедур прямой демократии «народным губернатором».

Утром 2 марта 2014 г. у многоквартирного дома, где проживал П. Губарев с семьей, было замечено несколько автомобилей с тонированными стеклами и неизвестными людьми внутри. Чтобы не допустить попытки захвата лидера восстания, ко входу в подъезд дома прибыла группа общественных активистов.

Утром 4 марта милиция «обнаружила» противопехотную мину в занятом накануне восставшими сессионном зале Донецкого облсовета. Под предлогом эвакуации представители МВД вывели гражданских активистов из здания ОГА. По растиражированной СМИ «милицейской» версии событий виновными за появление взрывоопасного предмета были назначены протестующие. В результате этой несложной инсценировки здание снова оказалось под контролем местных властей, а подходы к нему блокированы милицией.

6 марта во второй половине дня на конспиративную квартиру, где находился П. Губарев, ворвалась группа сотрудников спецподразделения «Альфа» СБУ из Киева. Лидер восстания был схвачен и вывезен в подконтрольную постмайданному режиму столицу Украины. Часть его задержанных соратников доставили в областное управление СБУ «для профилактической беседы».

Ответом на эти события стал стихийный митинг у здания УСБУ в Донецке с требованием освободить Павла Губарева. Произошли столкновения с милицией. С этого дня на Украине группа лиц, менее двух недель тому назад узурпировавшая государственную власть, начала открыто использовать правоохранительный орган специального назначения для организации политических репрессий против населения юго-восточных областей, несогласного с результатами переворота и политикой киевского режима. К лету 2014 г. эти репрессии приобрели массовый характер.

Одним из методов противодействия официальных властей региона национально-освободительному движению народа Донбасса, стали проводимые в Донецке с помощью админресурса митинги «за единую Украину».  Такой метод активно использовался с момента назначения на должность председателя Донецкой облгосадминистрации олигарха С. Таруты. Для обеспечения проведения данных мероприятий также привлекались сотрудники облСБУ.

Проукраинские митинги в городе были не чем иным, как сознательной провокацией.

В этих митингах принимали участие националистически настроенные фанаты футбольного клуба «Шахтер». Это приводило к кровавым столкновениям с представителями восставшего народа Донбасса.

Очередной подобный митинг 13 марта 2014 г. закончился столкновениями, в ходе которых был убит руководитель пресс-службы Донецкой областной организации украинской неонацистской партии ВО «Свобода» Д. Чернявский. Ситуация напоминала появление первых «сакральных жертв» на т.н. Евромайдане, выгодных только самим его организаторам. Убийца не был найден, но обвинение безосновательно было предъявлено представителям неформального общественного движения «Народное ополчение Донбасса».

После ареста П. Губарева, сторонники киевского режима начали внедрение в национально-освободительное движение народа Донбасса агентов влияния и провокаторов.

Одна из таких сомнительных личностей, самовольно объявив себя заместителем и преемником Губарева, развернула бурную деятельность, пытаясь перехватить управление «Народным ополчением Донбасса» и направить протестное движение в нужное его кураторам русло. Подконтрольные провокатору люди пытались захватывать трибуны митингов, чтобы оттеснить других спикеров. Сам же провокатор с середины марта инициировал многочисленные псевдозахваты административных зданий.

За две недели второй половины марта, порой по несколько раз, были «захвачены» здания областных СБУ и прокуратуры, офис компании «ИСД» олигарха Таруты. Объединяло эти действия то, что по итогам «захвата» никогда не достигалось существенных для протестного движения результатов. Однако создавалась нужная украинским телеканалам негативная картинка народных протестов Донбасса.

Со стороны милиции и, вероятно, СБУ, велась неприкрытая оперативная съемка «штурмов», а на сайте ГУ МВД области начали выкладывать фотографии с лицами участвовавших в них людей с пометкой, что они находятся в розыске. Эта деятельность провокатора подводила многих активистов протестов под уголовные статьи и создавала условия, при которых их можно было в любой момент арестовать.

В марте 2014 г. большого размаха достигла кампания по дезинформации населения Донецкой области относительно происходящих событий. В электронных и печатных СМИ региона началось массовое распространение материалов пропагандистского содержания, направленных на дискредитацию активистов Русской весны. Примером может служить заметка: «Прелести донецкого антифашизма» в газете «Донецкий аргумент» № 10 от 14-20 марта 2014 г., нацеленная на дискредитацию одного из лидеров протеста – Сергея Цыплакова.

Информационно-пропагандистская кампания продолжилась и после провозглашения ДНР. Зачастую для информационных вбросов использовались спецвыпуски местных газет. Полностью пресечь выпуски и распространение подобных печатных изданий властям и активистам Республики удалось только к лету 2014 г.

22 марта в Донецке сотрудниками СБУ был задержан член организации «Донецкая республика» Михаил Чумаченко. По сообщению пресс-центра СБУ, Чумаченко намеревался во время проведения очередного массового мероприятия в Донецке «призвать участников к незаконным действиям, в частности к силовому захвату здания областной государственной администрации» и «провозгласить себя «народным губернатором».

Продолжала использоваться и тактика провокационных действий. Представители ряда организаций, активно участвовавших в освободительном движении, знали о предстоящем заходе отряда крымского ополчения в помощь Донбассу. Вместе с этим отрядом штурм административных зданий в Донецке планировался на 11-12 апреля.

В воскресенье 6 апреля в городе должен был состояться очередной масштабный митинг против проведения назначенных на 25 мая нелегитимных президентских «выборов» на Украине. Однако за неделю до митинга появилась информация о том, что «провокаторы готовят штурм ОГА с целью «засветить» протестный актив», чтобы начать новую волну репрессий против участников освободительного движения и сорвать план выступлений на 11-12 апреля.

В ночь на 7 апреля, по инициативе «Народного ополчения Донбасса», восставшим народом было мирно, но по-настоящему, захвачено здание Управления СБУ в Донецкой области. Представители освободительного движения впервые получили в свои руки боевое оружие. Опасаясь вооруженного сопротивления, официальные власти не решились тогда отбивать силой Донецкую ОГА.

Особая позиция части местных сотрудников службы проявилась 11 апреля, когда руководство спецподразделения «Альфа» УСБУ в Донецкой области отказалось выполнять приказы вице-премьера Украины В. Яремы о штурме здания Донецкой ОГА.

В ходе протестных митингов офицеры донецкой «Альфы» размещались на крышах близлежащих зданий и «вели» всех лидеров, другая часть бойцов спецназа работала в толпе. Все пешие передвижения лидеров протеста также отслеживались «Альфой». С местными сотрудниками «Альфы» тоже велись разъяснительные беседы. Видимо, это, а также общее развитие ситуации в стране, привело их к осознанному выбору в пользу поддержки восстания народа Донбасса. Значительное число бывших сотрудников донецкой «Альфы» перешло на сторону ДНР, уже к маю составив первоначальный костяк одного из подразделений донбасского ополчения – батальона «Восток». Так начался процесс перехода бывших сотрудников Управления СБУ в Донецкой области на сторону Республики.

13 апреля в Славянске сотрудники группы «А» Центра специальных операций СБУ приняли участие в начале силовой операции против сторонников ДНР. Но первый день т.н. АТО оказался неудачным для элитного спецподразделения. В ходе боестолкновения на окраине города вооруженные ополченцы дали решительный отпор силовикам киевского режима и спецназ СБУ впервые с начала событий понес потери в живой силе.

18 апреля в Донецке группой сотрудников СБУ был насильно посажен в черный джип и увезен в неизвестном направлении сопредседатель временного правительства ДНР Л. Баранов. Во второй половине апреля в Волновахе СБУ захватила активиста «Народного ополчения Донбасса» С. Ржавского, вернувшегося из Славянска для переподчинения местных органов власти Республике. По дороге в Киев, с целью оказания психологического давления, сотрудники СБУ несколько раз устраивали лжерасстрел С. Ржавскому.

В целом начиная с марта 2014 г. в юго-восточных регионах Украины СБУ курировала похищения десятков людей. В города скрытно забрасывались небольшие мобильные группы специально подготовленных агентов, которые перемещаясь на автомобиле, отслеживали маршруты передвижения лидеров протеста, затем производили спланированный заранее захват и тайно вывозили их в Киев.

27 апреля в Горловке ополченцы поймали трех офицеров «Альфы» СБУ из состава подобной мобильной группы, направленных туда с целью организации захвата И. Безлера. Всего группа состояла из семи человек.

7 мая Павла Губарева и еще двух ранее захваченных киевскими силовиками участников освободительного движения обменяли на этих сотрудников СБУ. Это был первый обмен пленными между сторонами конфликта.

К концу апреля по приблизительным оценкам в Донецке пропало более десяти человек.

3 мая, после трагических событий в Одессе, сторонники ДНР взяли под свой окончательный контроль здание УСБУ в Донецкой области, положив конец работе регионального органа службы в столице молодой Республики.

Продолжение становления государственности, переподчинение местных органов власти, дальнейшее развитие силовых структур ДНР с одной стороны, а также активизация боевых действий на территории Республики, с другой стороны, привели к тому, что к лету 2014 г. региональные органы подчиненной киевскому режиму спецслужбы утратили возможность осуществлять открытую деятельность на территории ДНР.

Почему СБУ не смогла своими методами подавить народное восстание на Донбассе? Слаженная работа спецслужбы была нарушена самим фактом государственного переворота и обрушением существовавшей ранее вертикали власти. Домайданная СБУ не смогла выполнить свою основную задачу – защитить государственную безопасность Украины и, допустив неконституционный силовой захват власти, была дискредитирована как структура. Создаваемая путчистами властная вертикаль поначалу была организационно слаба и в глазах значительной части общества – нелегитимна.

Даже слабую внешнюю видимость легитимности киевскому режиму удалось придать только после президентских выборов 25 мая 2014 г., когда Крым уже воссоединился с Российской Федерацией, а на Донбассе прошли Референдумы по вопросу поддержки государственной самостоятельности Народных Республик.

После широких народных протестов на Юго-Востоке сотрудники спецслужбы на территории восставших регионов были на определенное время дезориентированы происходящими событиями.

В условиях распадающейся государственности на морально-психологическое состояние сотрудников службы, их способность выполнять карательные функции влияло обострявшееся чувство принадлежности к тому или иному типу национальной, культурной и региональной идентичности.

Другим важным фактором была идеологическая раздвоенность, разновекторность, которая наблюдалась в СБУ, впрочем, как и на Украине в целом, и до событий 2014 г. Невозможно одновременно быть наследниками чекистов из ВЧК и бандеровцев из СБ ОУН(б). В ходе разрастания гражданского конфликта сотрудникам органов госбезопасности бывшей Украины, в том числе и на Донбассе, пришлось сделать однозначный идеологический и одновременно жизненный выбор в пользу одного из вариантов историко-культурной идентичности.

По неофициальной информации бывших сотрудников УСБУ в Донецкой области, произошедший в их среде идеологический раскол в самом общем виде можно представить по следующей кадровой статистике. Люди разделились на три приблизительно равные группы: одна, с обострением конфликта, – предпочла уволиться, другая – осталась работать в подконтрольной киевскому режиму спецслужбе, третья же в ходе событий перешла на сторону ДНР. Процесс перехода бывших сотрудников СБУ на сторону Республики активизировался после создания МГБ ДНР в июле 2014 г.