Халатность или чиновничий интерес?

03 октября 2016
14:18
Изображение-тизер
Халатность или чиновничий интерес?
Поводом для написания данной статьи стало решение суда от 2 августа 2016 года №2а/021/159/2016. Мы пытались хотя бы в суде вернуть законное право родственников получить последнюю пенсию умершего. Порою это единственная возможность, чтобы по-человечески похоронить пенсионера. Дело проиграно. И, конечно, в основе данного решения лежит банальная причина — отсутствие денег в Пенсионном фонде. Хорошо, что хотя бы уже исправлена ситуация в связи с вступлением в силу Указа Главы ДНР от 1 июня 2016 года №161-1 «О внесении изменений в порядок выплаты и доставки пенсий» с оговоркой, что это касается случаев только после 1 июня 2016 года. Но на суде возникает вопрос, который я часто слышу от исполнительных органов власти: «А где же взять деньги?». Этот риторический вопрос касается практически всех инициатив депутатов, но у меня пару примеров, которые не столь однозначно говорят о риторичности этих вопросов, а, значит, и ответы все-таки есть.

Собственно, хотелось сказать о принятом Постановлении №1-70П-НС от 27 февраля 2015 года «О лицензировании отдельных видов хозяйственной деятельности». Это, строго говоря, не касается наполнения Пенсионного фонда, но, поверьте, и он не самодостаточен исключительно из тех источников, которые прописаны в законодательстве. Так вот о лицензировании. Закон принят в феврале 2015 года и должен выполнять две базовые функции: первая — регулировать работу перечисленных в нем видов хозяйственной деятельности, в связи с тем, что государство выдвигает для данных видов предпринимательства особые условия и требования; вторая – наполнение бюджета. И, с учетом упоминаемых везде трудностей как с бюджетом, так и своеволием и неконтролируемостью нечестивых дельцов, вот вам законные основания для частичного решения этих проблем.

Лицензированию подлежат наиболее значимые отрасли в Республике: ТЭК, транспорт и некоторые виды сельскохозяйственной деятельности. Исполнительная власть, занимайтесь! Но здесь вновь открывается серьезный недостаток: работа Совета Министров не имеет единого вектора, нет конечного пункта долгой дороги согласований и прений. И спросить не с кого. Так вот, по сути вопроса. Для начала реализации данного закона необходимо было сделать две вещи: назначить специально уполномоченный орган по вопросам лицензирования и распределить по министерствам виды деятельности. Все это – полномочия Совета Министров. Напомню дату принятия закона — февраль 2015 года. И вот в сентябре, наконец-то, рождается Постановление Совета Министров №18-2 от 28 сентября 2015 года, в котором за Министерством финансов закреплен статус специально уполномоченного органа. Я пристально следил за развитием событий вокруг этого вопроса. И не раз как письменно, так и устно пытался обратить внимание на этот момент, и, естественно, не только я. Самым очевидным негативным воздействием такой медлительности было то, что при отсутствии лицензирования 66-ю видами хозяйственной деятельности могли заниматься лишь те предприятия, которые имели украинскую лицензию, а это означало, что создавать новые не было никакой возможности. Представьте себе, какой есть потенциал для развития экономики у страны, если на протяжении года существует запрет на создание новых предприятий в 66-ти видах хозяйственной деятельности! Какие потери для бюджета! Как это сказывается на уровне занятости!

Какова цифра беженцев в РФ и внутренних переселенцев на Украину? Среди них, наверняка, и предприниматели с лицензиями. Но сентябрь 2015-го не поставил точку в этом вопросе. Уже в феврале 2016 года я сделал обращение в специально уполномоченный орган, мол, что же там у нас с лицензированием?

В ответ на обращение Министерства финансов от 18 февраля 2016 года №11-03\614 дословно было сказано: «Проект Постановления о распределении полномочий между органами исполнительной власти по данному вопросу разработан Министерством экономического развития, согласован Министерством финансов и направлен в Совет министров, однако, на сегодняшний день не принят, что не позволяет обеспечить в полной мере выполнение требований законодательства по лицензированию». То есть, февраль 2016-го, это спустя год после принятия закона, а воз и ныне там, со всеми вытекающими.

Для того, чтобы убедиться в отсутствии реализации Закона, я написал обращения во все министерства ДНР, и, как оказалось, несколько ведомств все же решились проводить лицензирование на основе временных порядков. Это, прежде всего, Министерство доходов и сборов, ведь бюджетникам не объяснишь, что Совмин не утвердил и не разработал что-то там. Иначе все просто развалится, пока дождешься ответа. И это правильно, но, в целом, вопрос не решает. А вот другие ведомства и, прежде всего, Министерство угля и энергетики, решили повременить. Для меня очень странно, что в угольном крае, в Республике, где Глава государства заявляет о приоритете угольной отрасли, профильное ведомство ждет. И не просто ждет, а еще и выборочно закрывает предприятия, у которых нет лицензии, как это произошло, предположим, с ООО «Северное» в городе Снежное. Не помогла ни репутация предприятия, не имеющего задолженности по налогам и зарплатам, ни то, что оно одним из первых сделало заявку на предоставление лицензии, ни помощь школе, ни помощь храму, о чем есть соответствующие ходатайства. Ничего не прошибает чиновников. Так или иначе, когда истек срок действия украинских лицензий, который переходными положениями закона предусматривался до 15 мая 2016 года,ситуация зашла в тупик. То есть, мы оказались в полном правовом коллапсе уже 16 мая, так как у правоохранительных органов были все правовые основания для закрытия всех подлежащих лицензированию предприятий. Соответственно, 16 мая не выходит ни одна маршрутка на рейс, не едут автобусы к границе, остановлены все шахты и так далее.

Представьте, как все граждане благодарили бы Совет Министров в такой день. Эти слова «благодарности» вошли бы в ненормативную лексику в нашем языке, но, как говорят,«не случилось». Тогда был найден временный выход. По инициативе моего коллеги, Юрия Крикуленко, был спешно зарегистрирован и принят Закон, который внес правки в переходные положения Закона «О лицензировании» и, тем самым, продлил действия украинских лицензий еще на три месяца.

Бюджет этим не наполнишь, новым предприятиям не дашь возможности зарегистрироваться, но и полного хаоса не допустишь. Использовала ли исполнительная власть эту отсрочку? В большей мере, да, постановление о распределении видов по министерствам принято, в чем большая заслуга Главы, который, буквально, закрывал министров в кабинете до момента, пока они не договорятся.

Проблемы стали постепенно решаться. По моему мнению, слишком постепенно. Достаточно сказать, что на момент окончания действия украинских лицензий, а, значит, необходимости работать только по республиканским, Министерство транспорта выдало не более 50-ти лицензий на маршрутные рейсы, хотя их в ДНР значительно больше.

Лицензии по розничной торговле ГСМ в июле еще не было, и это далеко не весь спектр проблем. Но самое поразительное, что в конце августа, в шахтерском крае до сих пор нет порядка выдачи и распределения по министерствам лицензий на добычу угля. Этот факт поражает воображение. Представьте себе, если бы в Бразилии не было законных оснований производить кофе, в РФ – газа или нефти, а в Германии – автомобилей. И моя долгая переписка с Советом Министров, Министерством угля и энергетики, мои личные встречи как с нынешним, так и с прошлым министрами не дают мне основания полагать, что вопрос на контроле. В шахтерском крае не могут согласовать процесс лицензирования добычи угля полтора года! Халатность или чиновничий интерес? Свои выводы пока оставлю не для общественности.

Я часто слышу, мол, депутаты виноваты в том, что не приняли нужный закон или предлагают что-либо, не представляя, где взять финансирование. Так поступает Министерство юстиции, когда заявляет, что ее руки чисты и отсутствие адвокатуры и нотариата в надлежащем виде – это вина депутатов. Аналогично заявляли мне и чиновники из администрации Главы, когда я говорил, что лишение родственников умерших пенсионеров возможности получить хотя бы одну пенсию, которую они потратят на похороны – неправомерно!

Вам, уважаемые чиновники, я отвечаю, что именно ваша неповоротливость или некомпетентность и являются причиной нехватки денег. А если бы вы прислушивались к мнению депутатов, то, может,и вопросы решались бы быстрее, ведь одна голова хорошо, а две – лучше.

P.S.В подтверждение моих слов прилагаю соответствующие документы.

Евгений Орлов, депутат Народного Совета ДНР от фракции "Свободный Донбасс"
Изображения